Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. BYPOL: Во время учений под Барановичами погиб офицер
  2. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  3. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  4. На Всебеларусском народном собрании на безальтернативной основе избрали председателя (все знают, как его зовут) и его заместителя
  5. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  6. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  7. Российские войска в ближайшие недели усилят удары и изменят набор целей — эксперты ISW
  8. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  9. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  10. В Польше автобус, который следовал из Гданьска в Минск, вылетел в кювет и врезался в дерево
  11. Климатологи рассказали, какие регионы накроет рекордная жара летом 2024-го
  12. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  13. В Беларуси меняются правила постановки автомобиля на учет
  14. В Беларуси подорожают билеты на поезда и электрички
Чытаць па-беларуску


Умерший в колонии российский политик Алексей Навальный накануне трагедии не выглядел больным. У многих белорусских политзаключенных ситуация со здоровьем катастрофическая, квалифицированная медицинская помощь нужна им прямо сейчас, но власти не спешат ее оказывать. Рассказываем о людях, вынужденных за решеткой и чуть ли не в одиночку бороться со страшными заболеваниями.

Исправительная колония №2, Бобруйск, Фото: TUT.BY
Исправительная колония № 2, Бобруйск, Фото: TUT.BY

Проблемы со здоровьем, которые начались после задержания

Нахождение за решеткой отнимает у политзаключенных значительную часть здоровья. Стрессы, условия содержания и питание только способствуют возникновению новых и новых заболеваний.

Во время нахождения в СИЗО у 66-летнего председателя партии БНФ Григория Костусева диагностировали онкологическое заболевание. Осенью 2021 года он писал дочери, что врач делает ему обезболивающие уколы, чтобы он мог поспать ночью. У него брали анализы, проводили обследования. Но в октябре 2023-го стало известно, что Костусеву не сообщают результаты онкологического исследования. Кроме того, политик рассказывал, что у него очень болят и отекают ноги из-за сильного варикоза.

У 68-летней политзаключенной Ирины Мельхер, которую приговорили к 17 годам по «делу Автуховича», за решеткой случился гипертонический криз, и ее состояние только ухудшается: возникли проблемы с сердцем, нервами. Первый месяц после задержания женщина не могла спать, пока ей не выписали успокоительные. В брестском СИЗО ей разрешили лежачий режим, но перевели на верхнюю койку, куда она не могла залезть самостоятельно. Это создавало дополнительные сложности: Ирине часто необходимо ходить в уборную из-за проблем с почками. Но когда она просыпалась ночью, вынуждена была ждать, пока проснется кто-то еще и поможет забраться обратно.

Александр Федута. Фото: TUT.BY
Александр Федута. Фото: TUT.BY

Острую сердечную недостаточность еще во время нахождения в СИЗО диагностировали у 59-летнего политолога Александра Федуты. За решеткой у него случился приступ стенокардии и аритмии. Несмотря на тяжелые проблемы с сердцем, мужчину осудили на 10 лет колонии, обвинив в «заговоре с целью захвата власти». Осенью 2022 года его жена рассказывала, что из-за проблем с сердцем Федута не может лежать и нормально спать. Политзаключенному даже делали рентген и кардиограммы, собирались проводить консилиум насчет его ситуации, но чем все закончилось — неизвестно. В декабре 2022-го Александра этапировали в могилевскую ИК-15. Сразу после этого он попал в больницу из-за проблем с сердцем.

Онкологические заболевания, которые сложно лечить за решеткой

Среди тех, кому срочно нужна помощь, — политзаключенные, попавшие за решетку уже с онкологическим заболеванием. Условия содержания, отсутствие должной медпомощи и общее состояние людей явно не способствуют борьбе с раком, и часто состояние только ухудшается.

Так, у 29-летнего политзаключенного Павла Кучинского рак четвертой стадии, однако его приговорили к четырем годам и девяти месяцам лишения свободы в колонии усиленного режима. Мужчину задержали за комментарий в интернете. За решеткой его состояние значительно ухудшилось, начался воспалительный процесс. В июле 2022 года, во время медико-реабилитационной экспертной комиссии, Павлу поставили первую группу инвалидности — до этого у него была вторая. В конце сентября 2022-го заключенного перевели в республиканскую больницу на Володарского. Но, как стало известно в декабре 2023 года, курсы химиотерапии Павлу не помогают и болезнь прогрессирует. После обследований лечение меняют, но лучше ему не становится. Также у него была консультация с врачами по поводу пересадки костного мозга, но из-за лишения свободы и условий содержания сделать это невозможно.

Третья группа инвалидности из-за рака есть у 55-летнего Владимира Малаховского. Его приговорили к 3,5 года заключения по ст. 364 УК (Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел). До задержания он четыре раза проходил химиотерапию, сейчас его здоровье очень ослаблено.

Галина Дербыш. Фото из личного архива, источник: "Еврорадио"
Галина Дербыш. Фото из личного архива, источник: «Еврорадио»

Состояние здоровья 61-летней Галины Дербыш, которую приговорили к 20 годам колонии по «делу Автуховича», осложняется не только онкологией, но и проблемами с сердцем. У женщины вторая группа инвалидности. Сразу после задержания ее помещали в карцер, где Дербыш несколько раз теряла сознание. Известно, что необходимые лекарства ей передавали либо с опозданием, либо не отдавали совсем. Политзаключенную осудили на 20 лет колонии по «делу Автуховича» и внесли в список террористов.

62-летняя Алла Зуева оказалась за решеткой из-за комментариев в интернете. У нее диагностировали лейкоз крови еще во время работы учительницей в школе. Женщине пришлось уволиться из-за болезни еще до выхода на пенсию. Из-за плохого состояния здоровья преимущественно находилась дома, почти не выезжала из города. По словам дочери, Алле нужно постоянно наблюдаться у врачей, делать анализы, а чтобы болезнь не прогрессировала, принимать нужные лекарства. Симптомы проявляются периодами. То она чувствует себя достаточно хорошо, то у нее совсем нет сил, быстро устает, чувствует слабость, не может встать, сильно болит спина. Несмотря на диагноз, женщину приговорили к 2,5 года лишения свободы. Услышав решение суда, она сказала, что даже год за решеткой в ее состоянии «можно приравнять к смертному приговору».

Обострившиеся проблемы: от опухоли до проблем с печенью

Заключение провоцирует у людей развитие заболеваний, которые на свободе удавалось сдерживать. В такой ситуации находится журналистка Ксения Луцкина, осужденная на восемь лет колонии. Ее обвинили в заговоре с целью захвата власти, приравняв к госперевороту создание «альтернативного телевидения» на YouTube, которым журналистка занималась в 2020-м.

Задолго до ареста у женщины диагностировали опухоль в головном мозге, но новообразование оказалось доброкачественным, и его успешно удалили. С тех пор она регулярно проходила обследования, и все было в порядке. Но в мае 2021 года, через полгода после задержания, опухоль Ксении начала расти. Обследование провели только благодаря родным, которые привезли в СИЗО врача, на сам осмотр дали всего несколько минут. С тех пор политзаключенная живет с тяжелыми болями, справляться с которыми помогает только регулярный прием обезболивающих. В феврале 2023-го она переболела двусторонней пневмонией. По состоянию здоровья журналистку освободили от работы в промышленной зоне в колонии.

Фото: vk.com
Ксения Луцкина. Фото: страница Ксении в vk.com

В тяжелой ситуации находится 42-летний активист «Европейской Беларуси» Андрей Войнич. Еще до заключения после вирусного гепатита у него начался цирроз печени, сахарный диабет, возникла опухоль надпочечников. Мужчине удалили желчный пузырь, из-за чего началось множество связанных с этим осложнений. До ареста он планировал трансплантацию печени, ежемесячно посещал врача. По решению суда Войнича приговорили к семи годам колонии за «подготовку и обучение для участия в массовых беспорядках». В начале 2022 года мать политзаключенного рассказывала, что его дважды помещали в ШИЗО, лишили передач и свиданий.

Доброкачественная опухоль диагностирована и у 40-летнего Руслана Слуцкого. Мужчина приговорен к 11 годам лишения свободы в условиях усиленного режима по обвинению в «акте терроризма». Из-за опухоли у него случаются сильные боли в спине, в итоге он не всегда может просто встать с кровати. При этом в госпитализации ему отказывали. В ноябре 2022 года его все же положили в больницу с пневмонией.

Осенью прошлого года стало известно, что сильно ухудшилось состояние Полины Шарендо-Панасюк: у нее обострились хронические болезни и начались серьезные проблемы со зрением. Во время свидания с родственниками она выглядела неважно и опасалась, что «может не дотянуть до освобождения». Кроме того, ей не разрешили попросить у матери необходимые лекарства: как рассказывала политзаключенная, администрация СИЗО, где она ждала очередного суда, просто порезала письмо с просьбой.

Полина Шарендо-Панасюк, 2017 год. Фото из архива "Радыё Свабода"
Полина Шарендо-Панасюк, 2017 год. Фото из архива «Радыё Свабода»

Тяжелое состояние: некроз, необходимость пересадки, инфаркт

Значительно ухудшилось здоровье в СИЗО у 73-летнего лидера Оршанского независимого профсоюза РЭП Василия Береснева. Мужчина страдает от болей в единственной почке. На фоне проблем со здоровьем у него значительно повысилось давление, и теперь необходимо ежедневно принимать соответствующие лекарства. В начале мая 2023 года Береснева перевели в ИК-15, приговорив к 9 годам колонии за «разжигание вражды и розни», «создание или участие в экстремистском формировании» и «призывы к санкциям».

В начале октября 2023 года Василия срочно направили в Могилевскую областную больницу. Как пишет ПЦ «Весна», ситуация была настолько критической, что медикаментозное лечение уже не имело смысла, и политзаключенному нужна пересадка. По информации правозащитников, его вернули в колонию в первой половине октября, но почку не пересадили. О результатах обследования мужчине ничего не сообщили.

Евгений Бурло. Фото: instagram.com/geshaburlo
Евгений Бурло. Фото: instagram.com/geshaburlo

У политзаключенного музыканта Tor Band Евгения Бурло, которого приговорили к восьми годам лишения свободы, в СИЗО обнаружили некроз тазобедренных суставов. Изначально мы указали, ссылаясь на «Весну», что у политзаключенного случился рецидив некроза. Близкие музыканта сообщили «Зеркалу», что это не совсем верно: болезнь у Евгения возникла уже за решеткой. Однако его состояние действительно тяжелое: во время вынесения приговора он был на костылях и даже не мог встать. Также, по словам близких политзаключенного, Евгению не отказывали в помощи в СИЗО. В данный момент он получает лечение.

У 56-летнего Валентина Колба есть инвалидность из-за заболевания сердца, еще до заключения он перенес инфаркт. Сразу после задержания ему стало плохо, его под конвоем доставили в Пинскую центральную больницу. Там Колба обследовали, диагностировали предынфарктное состояние и оставили для дальнейшего лечения. Мужчина некоторое время находился в реанимации. Несмотря на это, его приговорили к пяти годам колонии усиленного режима за «участие в массовых беспорядках».